Детство

(воспоминания)

Посвящается 50-летию родителей.

 

Предисловие.

 

Забудем все свои заботы,

Отложим в сторону дела.

И не спеша откроем ноты,

Где гладь листов белым бела.

 

И шаг за шагом осторожно,

Боясь испачкать свежесть фраз,

И вспоминая всё, что можно,

Я начинаю свой рассказ.

 

Часть 1.

Проходит жизнь то ярко, а то тускло,

Хоть и не мне о том судить.

Но всякий раз бывает грустно

О днях ушедших говорить.

 

Мне кажется, что я в глубоком сне,

А прошлое за дымкой голубой.

Невольно хочется поверить мне –

То был не я, а кто-нибудь другой.

 

Не я тот плачущий малыш,

На папке ездящий верхом.

Не я тот сорванец, как стриж,

Летящий в дождь по лужам босиком.

 

Не я тот забияка-хулиган

От ног до головы в грязи,

Что день и ночь средь улиц пропадал

И возведён двором в князи.

 

Лишь город детства и поныне

В тени задумчивых аллей,

Что дал мне жизнь и моё имя

Я помню ясно, как теперь.

 

Мостов изогнутые спины

Над речкой, что не глубока,

Домов привычные картины –

Знакомы всем наверняка.

 

Бульвары, скверы – всё не ново,

И это есть в местах других

И городов похожих много,

Но лишь похожих, не таких.

 

 

 

Мой город назван по иному,

Не беден он и не богат.

Свой стиль народный, кстати, между словом,

Он в переводе “Красный град”.

 

Да, он не стар, но и не молод,

Успел увидеть на своём пути.

Успел пройти сквозь голод, холод,

Четыре сотни лет оставив позади.

 

Его не раз судьба хранила,

От ран серьёзных, от суровых битв,

Но в памяти России сохранила

Восстание марийцев луговых.

 

Разрухой след войны не обернулся,

Но отголоски этих трудных лет

Напомнят те, кто не вернулся,

И среди них мой дед.

 

Напомнят в мраморе солдаты,

Холодным взглядом, устремившись в даль.

На плитах освящённые огнём две даты,

И бабушкина старая медаль.

 

Я город свой любить не перестану.

Он для меня вдвойне родной,

Ведь здесь родилась моя мама

Всего за год перед войной.

 

И сколько слов уже сказали,

И сколько предстоит ещё сказать,

Но то, что матери нам дали

Не сможем никогда отдать.

 

Что выше и дороже есть на свете?

Я говорю спасибо ей

За доброту и нежность к детям,

Какими будем до последних дней.

 

Проходит время, всё меняя,

Взрослеем мы, стареешь ты.

Но, как и прежде, молодая

Твоя душа, твои черты.

 

Сквозь седину пробилась радость,

Среди морщин таится смех.

И пусть осталась даже малость

Её хватило бы на всех.

 

Так почему ж бываем грубы,

Уроки всем пора извлечь.

Я говорю и пусть услышат люди:

“Давайте мам своих беречь”.

Чтоб каждый день для них был праздник,

А праздник длился целый год.

Конечно, это нелегко, но разве

Бесследно наша искренность пройдёт.

 

Отца я помню в детстве плохо:

Красивый, сильный, молодой.

И каждый раз в военной форме,

Серьёзный, строгий, но весёлый, озорной.

 

Хоть приходил домой он редко,

Устав от бесконечных дел.

Он обнимал нас братом крепко,

Шутил, играл и даже пел.

 

Мы с ним по городу любили

Идти туда, куда глаза глядят.

И где бы вместе с ним мы были

С собою брали фотоаппарат.

 

И как теперь бываем рады,

Листая старенький альбом,

Где времени забытые утраты

Среди страниц опять найдём.

 

Там моё детство удалое,

И молодость и мамы, и отца.

Там возвращаемся порою

К ступенькам своего крыльца.

 

Там мы взрослеем с каждым кадром,

Там на вопрос найдём  ответ,

Там есть судьбы скупые звездопады,

Воспоминаний сладких след.

 

Но разве может быть сравнимо

Живое чудо с неживым.

А потому вдвойне неоценимо

Кино, которое храним.

 

По вечерам, сев у экрана,

Включив проектора мотор,

С улыбкой смотрим панораму

Давно покинутых времён.

 

Лишь в этот час мы понимаем,

Как ошибались мы тогда,

Когда стать взрослыми мечтали,

Мол, детство – это ерунда.

 

И я мечтал (к чему лукавить?),

Но понял правду слишком поздно:

Увы, но годы не исправить,

Вернуть – да это невозможно.

Пусть старость будет нам упрёком

В минуты, когда кончится тетрадь.

А о заоблачном, далёком

Лишь будем в кинофильмах вспоминать.

 

Поверьте – это всё не вздоры,

Не громкая, пустая болтовня.

Пускай мы никудышные актёры,

Зато снималась вся семья.

 

Сама жизнь выбрала сценарий

Без грима, париков и ссор.

Нелёгкий выдержал экзамен

Наш папа – киносъёмщик, режиссёр.

 

Однако неизбежна та расплата,

Которая приходит с суетой.

И поредели волосы внезапно,

И без очков не видно пред собой.

 

Что делать, пусть и не хотим,

Непросто сбросить тяжесть лет.

Когда все силы отданы другим,

Когда фортуны затерялся след.

 

Отец и мать – мои вы старички,

(Позвольте мне вас так назвать).

Для вас пишу я первые стихи,

И постараюсь дальше их писать.

 

Путь в жизни выбирает каждый. Пусть

Порой обманчивый и трудный.

Где вместо радости ждёт грусть,

А вместо воскресений будни.

 

И кто бы мог тогда сказать,

Что я забуду первый дом.

И с ним не свидимся опять,

Ведь быстро дом пошёл на слом.

 

И кто бы мог предположить,

Что я покину город свой.

И буду в новом месте жить,

Где жарко летом, холодно зимой.

 

 

Часть 2.

От берегов великой Волги,

Встречавшей пару раз однажды,

Шагну через Урала “полки”,

Как путешественник отважный.

 

 

 

Закончу путь в краю таёжном,

На берегу другой большой реки.

Среди болот и бездорожья,

Хоть, впрочем, это пустяки.

 

Куда трудней суметь в путину

Остановить стремящийся поток,

Воздвигнув на реке плотину

И превратить стихию в ток.

 

Чтоб осветил БАМ лучик света,

Забила жизнь струёй ключа.

Чтоб в каждом доме на планете

Не гасли лампы Ильича.

 

Чтоб завертелись моторы,

В ковш лился плавленый металл,

Чтоб в строй входили новые заводы,

А край сибирский краше стал.

 

И как бы было не по силам

Решить задачу в снег и дождь,

На помощь местным старожилам

Откликнулась и наша молодёжь.

 

И на безлюдном диком месте,

Куда садился только вертолёт,

Построен город был как песня,

Такой же молодой, как все, кто в нём живёт.

 

Здесь предстояло задержаться

Мне ни на день, и ни на год.

Здесь предстояло мне встречаться

С порой надежд, с порой невзгод.

 

Я вновь пошёл здесь в детский садик,

Который был от дома далеко.

И мама-воспитатель была рядом,

И потому так просто и легко

 

Прошли мальчишеские годы.

Покинул сад однажды я,

Пустившись в школьные походы,

В которых нас вели учителя.

 

Мне десять лет пришлось учиться

Наукам, раньше неизвестным,

Читая новые и новые страницы

В учебнике. И было интересно.

 

Так, пополняя багаж знаний,

Переходя из класса в класс,

Я от азов до сложных правил

Не замечал мгновения подчас.

Был октябрёнком, пионером

И комсомольцем стал потом,

Но оставался между делом

Таким же беспокойным пацаном.

 

Как многие мечтал о звёздной славе,

Как многие гулял дни напролёт,

Встречаясь с новыми друзьями

И с прежними, дерясь, наоборот.

 

Зимой в мороз играл в хоккей,

А летом пропадал в футбольном поле,

Весной пускал кораблики в ручей,

А осенью месил из грязи море.

 

Лишь иногда воскресным днём,

Как джины, выбираясь из шкатулки,

Мы выходили всей семьёй

На те счастливые прогулки.

 

И было как-то всё равно

На лыжи или по грибы,

За ягодами или же в кино,

На речку или по цветы.

 

Куда угодно – только бы все вместе,

Когда? И с кем? – ну разве важно это.

И было на душе легко как в песне,

А с песней длится вечно лето.

 

Кто знает, чья есть в том вина,

Но даже знай,  не в этом суть.

Как жаль, но не осталось и следа

Тех ярких памятных минут.

 

Не зная сами, часто мы теряем

Всё то, чем долго-долго дорожим.

А после с сожалением вспоминаем:

Зачем? И почему порой бежим?

 

Вот так за мчащимися днями

Не можем отложить свои дела.

И незаметно сами растеряем

Далёкое прекрасное Вчера.

 

Как жаль, хорошее уходит,

И остаётся только лишь печаль.

Повторно ничего не происходит…

Как жаль, как жаль, как жаль.

 

Скупые дачные сезоны

С холодной баней в уголке

В тени большой сосновой кроны…

Кто нам заменит годы те?

В тиши от суматохи городской

Средь парников, теплиц и грядок

Повсюду чувствуешь покой

Хозяйский бережный порядок.

 

Не на бумаге, а на деле

Гигантские вершились планы.

Хотели или не хотели –

Всегда одно лишь слово “Надо”.

 

Бегом бежим на остановку,

Чтоб на автобус вовремя успеть,

Неся салат, укроп, морковку,

Петрушку, щавель, лука плеть.

 

И каждый раз с осенним урожаем

По городу проходим горделиво.

И вёдра, что до края, поражают

Крыжовником, смородиной, малиной.

 

А после, попивая чай с вареньем,

Мы вспоминали вечерком

На нашей даче достиженья,

И те, что могут ждать потом.

 

Вот мама садит грядочки с цветами,

А папа снова строит что-нибудь.

Олегу важно сделать то, что не видали,

Лишь мне – поспать и отдохнуть.

 

Вот так, крадучись и неслышно,

За дачей, за учёбой и делами

Негаданно-нежданно время вышло

Короткими влюбленными стихами.

 

Пускай наивными, смешными,

Подвластными пока карандашу,

Но были первыми своими,

И вот уж сколько лет пишу.

 

Пишу, пусть с музой не везёт,

И рад тому, что я умею.

Хотя как Пушкин и как Михалков

Я в совершенстве, словом не владею.

 

Нет, не Жуковский, не Есенин и не Блок

Служили мне надёжною опорой.

Поэмы иногда читать не мог,

Открыв стихи, я закрывал их снова.

 

И дальше также было б так

Без украшений и гламура,

Когда любой из нас чудак,

Сражённый стрелами амура.

Ведь со стихами сразу вместе

Возникла музыка простая.

И незаметно получилась песня,

Такая же наивная, смешная.

 

Но вскоре мне купила мама

Гитару, о которой я мечтал.

Овладевая каждый день помалу,

Я стал играть, не дребезжал.

 

Собравшись вечером с друзьями,

“Ансамбль” создали, круче всех.

Мы сами пели, сами исполняли –

То, безусловно, был успех.

 

И вот уж вышел первый сборник,

Второй и запись на кассете.

Хотя я был пока что школьник,

Но, разумеется, в рассвете.

 

Я пел придуманные песни,

Где мог, где только попадалось.

И было в них немного детства,

И даже до сих пор осталось.

 

Родителям, знакомым, незнакомым,

Друзьям, врагам и одноклассникам,

На улице, в гостях и дома,

Т.д., т.п. – ну прям-таки фантастика.

 

И словно “Эхо” в вышине,

“И Вера, и Надежда, и Любовь”  

Звучали музыкой во мне

И повторялись вновь и вновь.

 

Учила “Жизнь” как нужно жить,

“Природа” раскрывала “Акварель”.

Но разве “Время” бег остановить,

Все песни - есть “Мои друзья” теперь.

 

Часть 3.

Так восемь лет и пролетели.

Девятый класс, десятый класс.

Все незаметно повзрослели,

Сменилось многое у нас.

 

Мы начали ходить уже на танцы,

Друг к другу в гости просто так.

В кино - вечерние сеансы…

Учёба словно пройденный этап.

 

Учился также как и прежде,

Хромало, в целом, поведенье.

И доставалось тут Надежде,

Одни сплошные сожаленья.

 

Игра на деньги, тут же драка,

Слова, цензурой запрещённые.

Сходило с рук мне все, однако,

Ну, вот такие мы верчёные.

 

С улыбкой нынче вспоминаю

Про то, что с нами было иногда.

Плохое как в тумане исчезает,

Хорошее останется всегда.

 

Когда ты молод, то бывает скучно,

Что жизнь идёт размеренно и гладко.

И, кажется, гораздо лучше

Успеть того другого по порядку.

 

Приятно всё же, чёрт возьми,

Событий неизвестный новый ход.

В делах, заботах и возни

Найти свой выход, свой подход.

 

Здесь не бывает исключений.

И надо, чтоб не стать скучней,

Жить с верой новых приключений

Средь серых монотонных дней.

 

Ах, школа. Те бы мне заботы,

Проблемы те, как в брод река.

И ждать не от субботы до субботы,

А от звонка и до звонка.

 

 

Учиться – очень даже просто!

4, 5 –  реально, факт!

Трудней ответить на вопросы:

Как мы живём? И всё ли так?

 

Глобальный спор возник однажды

Про дом, про деньги и про честь.

В конце концов - и это важно –

Жизнь подтвердила то, что есть.

 

Не вежлив был, пардон, с учителями,

За что ругали, выгоняли иногда.

Но, тем не менее, прощали.

Спасибо, понимали  юные года.

 

К тому же был весьма активным

В общественной работе я.

Читал стихи о будущем наивно,

И верил в коммунизм, как все мои друзья.

 

 

Был знаменосцем – гордость школы,

Со знаменем ходил семь долгих лет.

Отличником примерным, развесёлым

Был на доске почёта мой портрет.

 

Имел немало поощрений,

А грамот – трудно сосчитать…

Не вышел из меня примерный гений

Любил я отдохнуть и погулять.

 

Особенно, на новом месте,

Когда квартиру поменяли на большую.

И вот мы с одноклассниками вместе

Слонялись целый день напропалую.

 

Средь новостроек и подъездов,

Среди балконов, прочей мишуры

Организовывали съезды

С набором разной дворовой игры.

 

Но было в этом что-то и полезно,

Отметить хочется особо тут

Те дни, когда мы скрупулезно

Осваивали в ДОСААФе парашют.

 

Не близко ездили, и ночью

Обратно возвращались мы назад.

Где на такси, а где пешочком.

Так целый месяц каждый день подряд.

 

В конце концов по завершенью,

Одолевая тяжкие труды,

Все совершили достиженье

Толпою, спрыгнув с высоты.

 

Не помню, 1000 метров что ли?

Аэроплан. Зима. Холодный ветер.

Прыжок. Хлопок. Потом лёд моря.

И так 3 раза. Больше, как сказали, нам не светит.

 

Смешно. А было лишь семнадцать -

Такая беспокойная пора.

Когда не стоит разбираться,

Что завтра будет ждать с утра.

 

Не стоит удивляться измененьям,

Событиям особо важным.

Любой совет поставлен под сомненье

Не детских, полноправных граждан.

 

Пока учились – ежечасно

Менялся мир советский возле нас.

И очень даже не напрасно,

Как это видится сейчас.

Нас делали дружней, сильнее в чём-то

Поездка в Северный Артек,

Походы и вечерняя продлёнка,

И танцы школьных дискотек.

 

А потому и через годы

Приятно встретиться порой,

Хотя житейские заботы

Нам повод нынче не дают такой.

 

Пускай прошло, но есть, что вспомнить.

У нас внутри немного перемен.

Ну да, ведём себя не так раздольно,

Для маленьких детей теперь пример.

 

Всем классом не собраться –  это точно,

По старым адресатам не найти.

Спасибо нашим всем заочно,

Всего счастливого на жизненном пути.

 

Своя судьба, свои тревоги.

Но может быть когда-нибудь

Удастся нам свести дороги

И о прошедшем помянуть.

 

Стрелой экзамены промчались.

Звонок последний. Вечер выпускной.

И вот со школой мы прощались,

Глядя на первоклашек рой.

 

Вся юность словно не бывало

Осталась где-то позади.

И многого теперь не стало,

А многого не знали впереди.

 

О всём, конечно, не напишешь,

То отдано на совесть дням.

И если, время, голос мой услышишь -

Я благодарен всем учителям.

 

В моей судьбе есть их заслуга.

Пусть доля вклада разная была.

Легко, никак и очень туго

Дорога знаний пролегла.

 

Но пригодились, несомненно,

Уроки все до одного.

Хоть и не очень откровенны

Бывали с нами всё равно.

 

Как знать, что было бы иначе?

Чужих решений не понять.

А может, потому они и плачут,

Когда приходит время покидать.

В последний раз, и так всегда,

Так много хочется сказать.

Но только с временем беда,

Пора путь дальше выбирать.

 

Махнув рукой, порой легко,

Взглянув назад с улыбкой вслед.

Разъедемся надолго, далеко,

Что было, то прошло – и больше нет.

 

Не всё, как нужно, понимая,

Когда оставлена души частица

Того, что судьбы составляет,

Спешим со школой распроститься.

 

Лишь через годы станет ясна

Самостоятельность шагов:

Не всё так просто и прекрасно -

Мир и обманчив, и суров.

 

Но что поделаешь – взрослеем,

Пришли к тому, о чём мечтали.

И если что-то не умеем,

Учится нужно - жизнь заставит.

 

Лишь фотографии в альбоме

Расскажут через много-много лет

О том, как мы учились в школе.

Кто? Где сейчас? Кого уж нет?

 

Плохие или неплохие,

Высокие и вовсе небольшие,

Серьёзные или смешные,

Но все мы разные, другие.

 

И в сотни раз сложней, серьёзней

Вдруг стала взрослая игра.

Друзей поменьше, безнадёжней,

Пришла забот, проблем пора.

 

Свои порядки и законы,

Где правит суматоха, кутерьма.

Обманчивы добра иконы,

Немало грязи и дерьма.

 

Быть может резко, серой краской,

Пускай царит не всюду ложь,

Глядеть приходится с опаской,

Не зная, где теряешь, где найдёшь.  

 

Никто не выправит ошибки,

Хоть лучше их не совершать.

К чему восторги и улыбки,

Коль слёзы нелегко сдержать.

Всему свой срок, своё стеченье.

Идут, бегут, спешат года.

Но коль случатся потрясенья,

Не предавайте убежденья никогда.

 

Когда вам будет очень больно,

Когда никто не позовёт,

Не отрекайтесь от друзей невольно -

Поверьте, это скоро всё пройдёт.

 

Когда вам будет нелегко,

Когда всех бед не перечесть,

Не убегайте далеко,

Останьтесь вновь такими, как вы есть.

 

Мечты туманны и обманны,

А жизнь местами неясна.

Порою кажется нам странным

Граница настоящего и сна.

 

Неразделимо, а отсюда

Нельзя забыть, как не крути.

Живут воспоминания покуда,

Нам с прошлым будет по пути.

 

Стремления заманчивы и властны,

Возможности строптивы и хрупки.

Играть с огнём в руках опасно,

Как и ужасно киснуть от тоски.

 

Не так уж многое решаем,

Однако и без нас не обойтись.

Слагаем, вычитаем, умножаем –

Такая математика всю жизнь.

 

Желания просторны и задорны,

А исполнительность коварна и хитра.

А чувства, мысли неразборны -

Сегодня, завтра больше, чем вчера.

 

Не сложен ход у рассуждений,

Разгадка вовсе не путик.

В потоке новостей, сомнений, мнений

Идём сквозь трудность напрямик.

 

Об этом я тогда не знал ещё,

Мог разве только малость догадаться.

Но, ожидая встречу с новым горячо,

Я не решил, за что же взяться.

 

Что попаду в Свердловск, не знал,

В УПИ сумею поступить.

2 года славной армии отдам,

Могли при этом даже посадить.

Есть в будущем своя загадка.

И если бы умели угадать,

То было б в жизни слишком гладко

Не страшно было б начинать.

 

Вот так один на перепутье

Стою средь мыслей взаперти.

Об остальном пока забудьте,

Один вопрос: Куда идти?

 

Студента вновь оставим в одиночку.

Всё обустроится, бог даст.

На этом можно ставить точку,

Здесь мой кончается рассказ.

 

Не всё сказал, не всех упомнил,

А часть нарочно опустил.

И вместе с тем, спешу напомнить,

О днях ушедших погрустил.

 

Не так красиво, не под рифму

Местами качество, увы,

По стихотворному тарифу

“Поэт не очень сильный вы”.

 

Не всё понятно, объяснимо,

И где-то, может, согрешил.

Но не пройдут, надеюсь, мимо

Те части, что я изложил.

 

Финал. Конец. Всем благодарность,

Кто соучастье принимал

В событьях тех, что мне досталось,

Тех, о которых я немножко написал.

 

Эпилог.

Бывает, кажется, порой,

Что много лет уже прошло.

И то, что было не со мной,

Совсем с другим произошло.

 

Приятно всё же сознавать

Часть в мире бесконечном своего.

Ещё приятней узнавать

Своё, знакомое с того.

 

Не сон, не бред, а наяву

Так быстро время пронеслось.

Мечтами старыми живу,

Жаль, мало их пока сбылось.

 

лето 1984 г. –  4 февраля 1990 г.

г. Братск.